История отношений между Россией и Польшей

Приложение:
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ О ПОСОЛЬСТВАХ ГЕРБЕРШТЕЙНА В РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО
Новое неизданное издание «Сигизмунда Герберштейна»
В нежданно-негаданно попавшем мне в руки экземпляре книги Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко «Империя» 1 из серии «Новая хронология» оказалось никому доселе неведомое послание известного австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна XVI в., адресованное, как это ни парадоксально, авторам вышеназванного сочинения. Оно написано на австрийском диалекте средневерхненемецкого языка, как и остальные сочинения и письма имперского посла. Думается, это произведение Герберштейна представляет интерес и для воссоздания душевного строя знаменитого «открывателя России», и для понимания творчества авторов указанного выше сочинения, в особенности методики их анализа. Поэтому приводим его в переводе на русский язык, снабдив лишь скромными ссылками:
Светлейшие господа, позвольте поблагодарить Вас за благосклонное внимание к моей ничтожной особе, за то, что Вы решились оставить меня в моем веке, положении, национальности, звании барона, дарованном мне моим светлейшим и могущественнейшим государем эрцгерцогом австрийским Фердинандом в 1532 г., а сочинение мое «Записки о Московии» сочли достойным упоминания в Ваших поистине гениальных по дерзости трудах.
Однако осмеливаюсь довести до Ваших высочайших светлостей сомнения относительно тех мест, которые кажутся неясными и нуждающимися в исправлении.
Параграф 8 введения к книге «Империя» посвящен проблемам хронологии Древней Руси. Ответ на вопрос «Что такое великое переселение народов?» Ваши милости ищут в истории Древней Руси и в связи с этим обращаются и к моему сочинению. На с. 55–56 Ваши светлости приводят фрагмент моих «Записок о Московии» в русском переводе А. И. Малеина и А. В. Назаренко: «Московиты весьма похваляются этим именем, так как их-де подданные некогда опустошили большую часть Европы» 2. Из этой фразы Вы, почтенные господа, делаете вывод: «…по свидетельству Герберштейна, АТТИЛА СЧИТАЛСЯ РУССКИМ ВОЕНАЧАЛЬНИКОМ» 3.
В латинском издании 1549 г. первому фрагменту предшествовали опущенные Вашими светлостями фразы, посвященные описанию области Югра, в том числе и такая: «Это та Югра, из которой некогда вышли венгры и заняли Паннонию [и под предводительством Аттилы покорили много стран Европы]». Аттилу я в своем рассказе, изданном на латинском языке в 1549 г., отнес не к Югре, а к венграм, захватившим Паннонию и продолжавшим свои завоевания.
В немецком переводе или редакции 1557 г. я изъял находящиеся в скобках слова, показавшиеся мне неточными и лишними. К моему глубокому сожалению, Ваши светлости не обратили внимания на квадратные скобки в русском издании, которыми выделены опущенные в немецком издании 1557 г. тексты 4. Это кажется в высшей степени удивительным, так как дошли до меня непроверенные, впрочем, слухи, будто Ваши светлости причастны к точным наукам, которые в Ваше время якобы очень развиты, а разного рода значки полностью меняют смысл написанного.
Под термином «имя» я в своем рассказе — и 1549, и 1557 г. имел в виду название народа — «югра», а вовсе не Аттилу, как полагают Ваши светлости. В связи с этим осмеливаюсь обратить Ваше благосклонное внимание на множественное число существительного «подданные», что вряд ли может быть, даже математиками, отнесено к одному Аттиле.
Хотел бы порекомендовать почтенным ученым проверить мои утверждения по оригинальным изданиям — латинскому 1549 г. и немецкому 1557 г. При всем моем уважении к переводчикам серьезные исследователи обязательно должны пользоваться оригинальными текстами, а не только переводами, пусть даже самыми точными. В этом я совершенно согласен с моим почтенным соотечественником и, кажется, даже поклонником академиком Вальтером Ляйчем, сочинения которого рекомендую Вам изучить столь же досконально, как и те новые материи, именуемые топологией, за которые Вас уважает ученый мир, занимающийся науками, именуемыми «точными».
Таким образом, вывод о том, что «…по свидетельству Герберштейна, АТТИЛА СЧИТАЛСЯ РУССКИМ ВОЕНАЧАЛЬНИКОМ», несомненно нуждается в исправлении.
Общий ход мысли Ваших милостей представляется сомнительным. К сожалению, Ваши милости, видимо, в спешке не дочитали этот рассказ до конца. В моих «Записках» я излагал мнение одного из греков, прибывших вместе с Софьей Палеолог, которого русские звали Юрием Малым, — Георгия Траханиота. Я честно признался, откуда получил такие сведения: «Я только пересказываю то, что было мне сказано». Должно быть, Ваши светлости не имели времени дочитать мой рассказ о Югре до конца, а посему сделали столь важный, но в корне неточный вывод.
Вряд ли все русские, названные мною «московитами» 5, придерживались такой точки зрения. Сын главы двора византийской «царевны», Георгий Дмитриевич Траханиот, как и другие греки, был одержим идеей восстановления Византийской империи и, подобно Вашим светлостям, развивал самые фантастические идеи. Глубоко сожалею, что светлейшие господа не имели возможности или не пожелали прочитать статью вашего соотечественника Б. Н. Флори 1982 г. 6, который совершенно правильно сумел не только понять, но пересказать и оценить изложенное мною.
Прошу извинения у Ваших светлостей, но вынужден защищать свою честь, ибо не желаю прослыть баснописцем и лгуном.
Есть, к сожалению, и другие места в книге «Империя», которые нуждаются в исправлении.
В немецком переводе и редакции 1557 г. я позволил себе сделать краткий обзор событий, произошедших после отъезда от двора Его величества Василия III Ивановича в 1526 г. Я рассказывал об отношениях великого князя литовского и короля польского (к сожалению, видимо, для Ваших милостей осталось тайной, что эти государства были объединены личной унией и имели одного общего государя) Сигизмунда I Cтарого с тем же самым государем всея Руси Василием Ивановичем. Из этого рассказа Ваши светлости на с. 72 Вашего ошеломительного труда выбрали фразу: «В 1527 году они [здесь Ваши светлости в квадратных скобках изволили вставить слово „московиты”, которого, простите, нет в цитируемом Вашими светлостями издании] снова выступили с татарами(?) (mit den Tartaren angezogen), в результате чего произошла известная битва при Каневе (?) (bey Carionen) в Литве» 7. К сожалению, за давностью лет (как-никак прошло почти 450 лет: 2000–1557) я не могу сейчас припомнить точно, о ком я вел речь: то ли эти «они» были «московитами», то ли «христианами», т. е. подданными Сигизмунда Старого, как я тогда весьма неосторожно противопоставил их «московитам» (ведь и те в основной своей массе были христианами, но не католиками, а православными). В любом случае — и на стороне Василия III, и на стороне Сигизмунда Старого могли выступить татары. Да будет ведомо Вашим сугубо просвещенным светлостям, что в Литовском княжестве со времен Витовта (почтительнейше просил бы не путать с Батыем или сыном Дмитрия Донского Василием I Дмитриевичем) жило очень много татар, которые получили название «литовских татар», входили в состав литовского войска и принадлежали к привилегированному сословию шляхты 8.
Жили татары и на Руси, в частности, в Касимове, они также участвовали в войнах Руси 9. Со времени распада Большой орды в начале XVI в. поток татарских беженцев на север усилился. Распри в Крымском ханстве также выталкивали на Русь неудачливых соперников. Один из сыновей знаменитой крымской ханши Нурсалтан Абдул-Латиф жил также в Москве, как я имел возможность рассказать в «Записках» 10. Дипломатическое общение с татарами накладывало определенной отпечаток и на русский протокол 11. Все это общеизвестно. Да я и сам застал еще в Москве казанского царевича Худайкула, крещеного под именем Петра и женатого на сестре великого государя Василия Ивановича — Евдокии, и его племянников Федора и Василия Мелехдаировича 12.
Ваши почтенные светлости, я вынужден вступиться и за доброе имя ваших соотечественников и современников. Ваши милости полагают, будто знаки вопроса вслед за словами «татары» и «при Каневе» «поставлены здесь современными комментаторами, которым, конечно, все это не очень нравится» (С. 72). Оставляю на совести Ваших милостей мелкую погрешность: «переводчик» — это лишь отчасти комментатор, а комментатор — это вовсе не переводчик. Однако именно эти «комментаторы» подробно рассказали обо всем этом, в чем Ваши милости могут убедиться, открыв московское издание «Записок» на с. 340.
Прошу прощения Ваших милостей, но сейчас не могу точно сказать, каких именно татар я имел ввиду. Беда заключается в том, что кроме вышеперечисленных татар — «литовских», «касимовских» и, условно говоря, «русских», в 20-е годы были очень активны татары крымские 13, которые с необычайной легкостью переходили то на сторону Сигизмунда Старого, то на сторону Василия Ивановича. Главным для них была величина «поминков», полударов-полудани, которую отправляли в огромных количествах из обоих великих княжеств — Литовского и всея Руси и Короны Польской, и в зависимости от этого они выступали то союзниками, то противниками этих княжеств, ведших борьбы за земли Древней Руси 14.
Однако, как бы неточны не были мои сведения о событиях 1527 г. (в свое оправдание могу сказать, что получал их через очень много рук, а потому надеюсь, что мои заблуждения извинительны), они не дают никаких оснований для того вывода, который делают Ваши светлости на основе сообщения о 1527 г. Вывод этот звучит так: «ТАТАРЫ и были КАЗАЦКИМ ВОЙСКОМ, т. е. казацкой Ордой московских царей. И все становится на свои места» (С. 72). Решаюсь огорчить Ваши милости. Но на мой взгляд из XVI столетия, напротив, все ставится с ног на голову… В бытность в Москве мне не доводилось даже слышать этого слова. Позднее узнал, что и мои, и Ваших милостей весьма ученые соотечественники нашли следы его употребления в XIII в. 15, но на территории Европы даже они до середины XVI столетия этого термина не обнаружили. А вместе с тем исчезает и одно вполне весомое доказательство того, что Русь и была Монгольской ордой, что Ваши светлости пытаются внушить несведущим в истории читателям. Подозреваю одновременно, что Ваши светлости захватил — надеюсь, на время — поток произведений лже-ученых, небрежно собирающих в кучу непроверенные сведения в угоду политическим интересам сегодняшнего дня (на этот раз речь идет об «Истории казаков» А. А. Гордеева 1992 г.). Или, может быть, в Ваших милостях заговорила родная казацкая кровь? 16
Прошу извинения за некоторую сбивчивость изложения, но должен вернуться к термину «Литва», которому Ваши просвещеннейшие светлости посвятили особый параграф (Часть I. гл. IV, § 7. C. 132–133). В нем Ваши светлости изволили открыть сразу несколько «Америк», обильно и щедро цитируя сочинение 1991 г. Е. Е. Ширяева, который в глазах Ваших светлостей, видимо, приобрел почти божественный авторитет 17. Одна из этих «Америк» — наименование государственного образования. Термин Литва, согласно Ширяеву, употребляется якобы со второй половины XIX в., а по Ваших милостей утверждению, «ЛИТВА И ЕСТЬ СТАРОЕ НАЗВАНИЕ БЕЛОЙ РУСИ, ОНА ЖЕ — МОСКОВИЯ». В предшествующем сочинении одного из Ваших милостей — А. Т. Фоменко я прочитал, будто сам утверждал («Герберштейн прямо пишет»), «что Литва — это русское княжество» 18. Увы, увы и увы… Я об этом не писал. Цитирую перевод латинского издания моих «Записок»: «Ближе всего к Московии Литва. Я имею здесь не одну (собственно литовскую) область, но и прилегающие к ней страны, которые разумеются под общим именем Литва». В своей немецкой редакции я уточнил этот текст: «Великое княжество Литовское с принадлежащими ему княжествами граничит с землями московитов» 19.
Утверждение Ваших милостей о том, что Литва это — Русь, заблуждение… Литва — это сокращенное и собирательное название Великого княжества Литовского, Жмойтского и Русского 20. Поскольку мне довелось неоднократно посещать столицу этого государства и общаться с Сигизмундом Старым, то позвольте мне сообщить Вашим милостям, что это княжество включало в себя этническую Литву, Жмудь (Жемайтия, Жомойть, Западная Литва) — с 1454 г., многие земли Древней Руси — и те, которые позднее стали Белоруссией, и те, которые вошли в состав княжества всея Руси, как, например, Смоленск. Восточная граница Литовского княжества при Витовте проходила несколько далее 100 верст от Москвы 21. Территория же современной Беларуси распределялась между Литовским княжеством, отчасти Короной Польской и княжеством всея Руси 22. Если бы Ваши милости обратились к иным источникам, то заметили бы разницу между Литвой и Жмудью, Литвой и «Русью», поскольку последние области сохранили свои этнические и даже административные особенности на протяжении всей истории 23.
Почтенный господин Ширяев, кажется, обуреваем идеей Великой Беларуси и ради этого готов поступиться истиной. Господин Ширяев исповедует веру в то, что Великое княжество Литовское образовалось на территории Беларуси со столицей в Новогрудке в 1240 г., а основателем его был некий Палемон, бежавший от Нерона. Миф о Палемоне и Новогрудке как центре Литовского княжества возник, скорее всего, в связи с попытками Гаштольдов и Гольшанских утвердить идею давности своих родов и исконности принадлежности этой территории Литовскому княжеству. По форме же эта легенда — перенесение власти и основание нового государства переселенцами — типично ренессансное сочинение конца XV — начала XVI в. 24
Впрочем, господин Ширяев и его единомышленники имеют много противников в Ваше время, в том числе даже в Беларуси, предпочитающих придерживаться исторической действительности 25. Следуя примеру Ваших почтенных милостей, решаюсь привести столь же длинную цитату из труда М. Ф. Спиридонова, вряд ли доступного Вашим милостям: «Вопреки неубедительно аргументированному мнению историка-этнографа М. Ф. Пилипенко (см.: Пилипенко М. Ф. Возникновение Белоруссии: Новая концепция. Мн., 1991. С. 104–108 и др. 26), мы полагаем, что в эпоху феодализма общепринятых терминов для обозначения территории, заселенной белорусской народностью, не существовало. Приводимые М. Ф. Пилипенко для обозначения своего мнения несколько особых случаев употребления термина „Белая Русь” интерпретируются, к сожалению, без серьезного источниковедческого анализа и учета соответствующих данных всей совокупности разнообразных видов источников XVI в., когда якобы „…и возникло общее название этнической территории (Белая Русь) и общее (этноним) всего народа (белорусы)” (Там же. С. 107). Это, как мы считаем, сомнительное утверждение полностью опровергается уже тем достаточно значимым в данном случае фактом, что, изучая в течение 25 лет историю Белоруссии XIV–XVI вв., в том числе и ее историческую географию, в источниках этого периода мы не встретили ни одного специального термина, включая и „Белая Русь”, для обозначения всей территории, заселенной белорусской народностью» 27. В доказательство своего мнения М. Ф. Спиридонов (в соавторстве с В. Насевичем) предпринял специальный анализ термина «Русь» и исследовал территорию, которая подпадала под это наименование в XVI столетии (это район к югу от Полоцка и Витебска, между Минском и Мстиславлем и к юго-востоку от Минска до верховьев Березины) 28 и (самостоятельно) белорусскую территорию, которую в средние века можно было причислить к «Литве» 29.
Если же Ваши милости соблаговолят открыть свои уши и прислушаться к голосу разума, то, может быть, согласятся почитать труды и других авторов, увы, почивших ранее господина Ширяева. Дабы не обременять Ваши светлости поисками подобных раритетов в частных библиотеках, осмеливаюсь указать названия трудов классиков отечественной и зарубежной литуанистики и белорусистики — Ю. М. Бардаха 30, Х. Ловмяньского 31, М. К. Любавского 32, Е. Охманьского 33, В. Т. Пашуты 34, В. И. Пичеты 35, Н. Н. Улащика 36 и др.
Хотел бы выразить надежду, что по ознакомлении с ними Ваши светлости откажутся от столь несообразного с действительностью утверждения, будто «ЛИТВА И ЕСТЬ СТАРОЕ НАЗВАНИЕ БЕЛОЙ РУСИ, ОНА ЖЕ — МОСКОВИЯ». Конечно, если бы авторы «Империи» были бы правы во второй половине своего вывода, то не стал бы на протяжении XII–XVI вв. Полоцк яблоком раздора между Московским, а после 1485 г. княжеством всея Руси и Литовским княжеством 37, то не стоял бы литовский князь Ольгерд со своими войсками под Москвой в 1368 и 1370 гг., не предпринял бы он третьего похода на Московское княжество в 1372 г. и, в мое время, т. е. в XVI в., не буйствовали бы русско-литовские войны 38, а мне не пришлось бы приезжать в Москву, чтобы посредничать от имени моих могущественнейших государей между Литовским, Жмойтским и Русским княжеством и княжеством всея Руси. Впрочем, тогда бы я не смог и написать своих «Записок о Московии», которыми Ваши милости столь благосклонно пользуются. Может быть, хотя бы это последнее обстоятельство умягчит сердца Ваших светлостей, и Вы решитесь отступить от утверждения, что «ЛИТВА И ЕСТЬ МОСКОВИЯ».
Вторая «Америка» — это употребление в качестве государственного — «РУССКОГО ЯЗЫКА, точнее старобелорусского — западного наречия старорусского языка». Речь, на самом деле, должна идти о преобладании в делопроизводственных текстах старобелорусского языка 39, на котором, в частности, написана так называемая Литовская метрика, то есть документы, вышедшие из различных канцелярий центральной и местной власти. На старобелорусском языке написаны и многочисленные белорусско-литовские летописи, видимо, не обратившие на себя внимания Ваших светлостей 40.
Не могу не выразить сожаления, что Ваши милости пропустили те пусть и скудные сведения, которые я собрал относительно русских летописей. Часть их я изложил в своих «Записках», а о части, о которой узнал лишь в Короне Польской и Великом княжестве Литовском, не успел поведать там. Восполню этот недостаток теперь. Ян Длугош, знаменитый польский хронист XV в., имел в своем распоряжении русские летописи, включавшие Повесть временных лет и не дошедшие до нашего времени, и включил их в свою «Историю Польши», сохранившиеся тексты которой были написаны в 60–90-х годах XV в. 41 Непонятно мне, каким образом независимые друг от друга хронисты и летописцы могли бы использовать эту Повесть, если бы она, согласно Ваших милостей представлениям, была бы поздним памятником.
Еще раз вынужден вступиться за Ваших соотечественников. Вы, почтенные авторы «Новой хронологии», сетуете на медленность издания летописей, и в связи с этим ополчаетесь на академические учреждения: за два столетия издано-де всего 40 томов только по 200 страниц 42. Конечно, первые издания летописей увидели свет в XVIII в., и формально Ваши милости абсолютно правы. Но если Вашим милостям доводилось видеть книги XVIII в., то можно было бы Вашим наметанным глазом заметить, что это примитивные, не критические, не академические публикации. В XVIII в. их издавали по одному произвольно выбранному тексту. Поэтому далеко не всегда это был самый ранний список или список, ближайший к оригиналу (это, кажется, называется протограф). Ведь большинство-то летописей сохранилось в нескольких списках, даже редакциях. Ученому человеку важны все варианты, показывающие жизнь текста в зависимости и от заказчика текста — государя батюшки, и от его склонностей к дружбе или вражде с соседями и собственными подданными 43, да и просто от аккуратности писца. Установить жизнь летописей, их переделки, переписывание и дописывание стало возможным лишь благодаря гениальным изысканиям А. А. Шахматова в начале ХХ в. С этого времени и можно отсчитывать начало издания русских летописей.
Ваши милости, до меня дошли слухи о том, что в Вашей стране с 1925 по 1965 г. летописи не издавались, А. А. Шахматов за свою принадлежность к каким-то «кадетам» (не знаю, что это такое) подвергся различным оскорблениям, правда, после смерти в 1921 г., и лишь благодаря усилиям М. Н. Тихомирова, о котором наслышан от одного из русских комментаторов моих «Записок», летописи снова начали издавать. За эти 35 лет опубликовали томов 20. Теперь, Ваши светлости, мода на летописи прошла. Президенты ими не интересуются, летописные группы исчезли, частные издатели думают только о прибыли 44. А наука ее не приносит. Неужели Ваши милости этого не заметили?
Но довольно о летописях. Можно было бы поговорить и об актах, но это в другой раз…
Одной из ведущих идей в многократно тиражируемых книгах Ваших светлостей является мысль о том, что Русь — это Орда, православная часть Монгольской империи, что монгольское завоевание исходило из Владимиро-Суздальской Руси и началось лишь в XIV cтолетии (С. 21). Для «доказательства» теории Ваши светлости прибегают и к моим «Запискам». На этот раз речь идет об иллюстрациях.
С глубоким прискорбием вынужден также обратить внимание Ваших светлостей на странный подход к выбору иллюстраций из моих сочинений. В доказательство Вашей ярко неожиданной и захватывающей дух мысли о том, что Русь-де и была «Монгольской ордой», Ваши светлости поместили в указанной книге две гравюры из издания ничтожного врунишки, использовавшего мое честное имя для добывания денег. Некий магистр диалектики, физики и математики (опять ученый!), а заодно и поэт Генрих Панталеоне воспользовался событиями Ливонской войны и интересом всей Европы к столь грозному врагу на востоке и перевел — увы, кое-как — латинское издание «Записок», издав его в Базеле в 1563 г. По-видимому, он не знал о моем переводе и редакции 1557 г., поэтому наделал массу ошибок 45. Зато его издание благодаря удачной коньюнктуре пользовалось большим спросом у европейского читателя и неоднократно переиздавалось (неправда ли, знакомая картина. Ведь и в Ваше время, пользуясь сумятицей в умах, читателю можно подсунуть любую белиберду…).
Зигмунд Фейерабенд, владевший типографией во Франкфурте, не имел, по-видимому, под рукой гравюр, сопровождавших мое издание 1557 г., а посему новое издание «Записок» 1576 г. снабдил гравюрами, очень широко распространенными в Европе в это время. Одна из них, воспроизведенная на с. 63 московского издания 1988 г., изображает прием посла турецким султаном. Да будет Вашим милостям известно, что турецкая тема в Европе во второй половине XVI в. была более чем актуальна 46.
Поэтому, да не прогневаются Ваши милости, гравюра на странице 63 не имеет ни малейшего отношения к Руси, если, конечно, не допустить, что Русь и Россия — это то же самое, что Турция (Османская, Оттоманская империя или султанат), а турецкий султан — это и есть Василий III, великий князь всея Руси, при дворе которого я имел счастие пребывать в 1517 и 1526 годах. Но осмеливаюсь лелеять надежду, что Вашим светлостям угодно будет и великого князя Василия Ивановича оставить в своей стране, как и меня, его посещавшего.
Также мало имеет отношения к Руси и моим «Запискам» и вторая гравюра, на которой изображен государь в европейском платье и обычной короне городками, в каких в Европе обычно изображали королей. Великий князь всея Руси не был коронован и не носил европейского костюма, впрочем, если Вашим светлостям угодно, можно считать его одновременно и императором Священной Римской империи Германской нации Максимилианом и австрийским эрцгерцогом Фердинандом. Ведь за математическими доказательствами этого тождества дело не станет, не правда ли?
Прошу Ваши светлости лишь об одном — не вмешивать меня и мои «Записки» к Вашим свободным, почти как у Карлсона, что живет на крыше (помните?), перемещениям исторических личностей и событий во времени и пространстве. Мне бы очень не хотелось, чтобы мои «Записки» легли прочным камнем в фундамент того воздушного замка, который Ваши милостивые светлости именуют «Новой хронологией».
На вопрос «Какой сейчас век?» 47, поставленный одной из Ваших светлостей, я по ознакомлении с книгой «Империя» хотел бы ответить: судя по ней, — глухое средневековье, эпоха варварства и дикости; до эпохи Возрождения, тем более позднего (в которой довелось действовать и мне), еще очень далеко 48. Ложная схоластика, полное отсутствие рационального подхода, замененного магией цифр, воздействие на подсознание — со всем этим мои современники гуманисты боролись, но, видно, без особого успеха, коль скоро псевдоистория XVI в. смогла явиться на свет Божий в конце второго тысячелетия от Р.Х. в такой стране, как Россия, где даже в мое время не поощрялись ни колдовство, ни заговоры.
Ваших светлостей слуга
Сигизмунд Герберштейн
собственноручно.
Переводчику, комментатору и издателю послания Сигизмунда Герберштейна, адресованного творцам «Новой хронологии», остается добавить к этой эпистолии барона слова самой искренней благодарности ему за попытку спасти доброе имя его поклонников, а также той науки, которая называется история и не терпит несоблюдения ее законов и пренебрежения ее методами, и той страны, которая была столь гостеприимна к Герберштейну в XVI в., страны, много страдавшей от варварства и дикости ее правителей, собственного невежества и неуважения к ней и ее прошлому разных дельцов, готовых продать ее историю оптом и в розницу, подобно нефти и газу, лишь бы набить свои собственные карманы звонкой монетой…
________________________________________
1. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Империя. Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности. М., Изд-во «Факториал», 1997.
2. Герберштейн Сигизмунд. Записки о Московии. М., МГУ, 1988. С. 163.
3. Выделение заглавными буквами всюду в тексте заимствовано Герберштейном у Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко.
4. Герберштейн Сигизмунд. Указ. соч. С. 46.
5. Разумеется, в данном случае к «московитам» Герберштейн причисляет и греческих эмигрантов из Мореи, подобно тому, как в наше время — в конце второго тысячелетия «русскими» именовали всех жителей Советского Союза и России, в том числе и эмигрантов оттуда.
6. Флоря Б. Н. Греки-эмигранты в Русском государстве второй половины XV в. Политическая и культурная деятельность // Руско-балкански културни връзки през среднековието. София, 1982. С. 123–143. Этой же угорско-венгерской теме в сочинении Герберштейна посвящена статья немецкого исследователя Р. Фрочнера по докладу, прочитанному им в Мюнстере в 1999 г. (в печати).
7. Герберштейн Сигизмунд. Указ. соч. С. 78.
8. Мухлиньский А. Исследование о происхождении и составе литовских татар. СПб., 1857; Zdanie sprawy o tatarach litewskich, przez jednego z tych tatarouw zlozeonem sultanowie Sulejmanowie w roku 1558. Z jeпzyka tureckiego przelozeyl, objasnil i materjalami historycznemi uzupelnil A. Muchlinuski. Wilno, 1858.
9. Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. СПб, 1863–1868. Ч. 1–4.
10. Герберштейн Сигизмунд. Указ. соч. С. 170–171; ср.: Бережков М. Н. Нур-салтан, царица крымская // ИТУАК. № 27. 1897. С. 1–17.
11. Веселовский Н. И. Татарское влияние на русский посольский церемониал в московский период русской истории // Отчет о состоянии и деятельности СПб. ун-та 1910. Секц. 10. СПб., 1911. См. также: Юзефович Л. А. «Как в посольских обычаях ведется…». М., 1981.
12. Зимин А. А. Иван Грозный и Симеон Бекбулатович в 1575 г. // Из истории Татарии. Казань, 1970. Сб. IV. С. 145–147.
13. Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской порты до начала XVII в. СПб., 1887; Сыроечковский В. Е. Мухаммед-Герай и его вассалы // Уч. зап. Моск. Гос. ун-та им. М. В. Ломоносова. Вып. 61. История (Т. 2). М., 1940. C. 3–71; Croskеy R. M. The Diplomatic Forms of Ivan III-s Relationship with the Crimean Khan // Slavic Review. V. 42, № 2 (July 1984). P. 257–269; Id. Muscovite Diplomatic Practice in the Reign of Ivan III. New-York, London. 1987; Хорошкевич А. Л. Русь и Крым в конце XV — начале XVI вв. От союза к противостоянию. М., 2000.
14. Довнар-Запольский М. В. Московские упоминки татарским ордам. СПб., 1900; Он же. Литовские упоминки татарским ордам. Скарбовая книга метрики Литовской 1502–1509 // ИТУАК. 1898. № 28. С. 1–91.
15. На этот раз Герберштейну, видимо, оказалось доступным исследование замечательного австрийского исследователя Г. Штекля (Stökl G. Die Entstehung des Kosakentums. München, 1953)
16. Издательница полагает, что в этом последнем предположении Сигизмунд Герберштейн, которому явно изменило чувство меры, заблуждается самым существенным образом. Привязанности по крови принимались во внимание лишь «арийцами», известными под названием фашистов. Странно, что у гуманиста Герберштейна могло возникнуть такое предположение…
17. Может быть, на Ваши милости действует магия его фамилии? Ведь его однофамилец А. Н. Ширяев, президент Международного общества математической статистики и теории вероятностей им. Бернулли, дал напутствие книге А. Т. Фоменко 1990 г., правда, в отличие от Ваших милостей, он писал лишь о гипотезах и предположениях, сделанных в этой книге (прим. С. Герберштейна).
18. Фоменко А. Т. Критика традиционной хронологии античности и средневековья (Какой сейчас век?). Реферат. М.: Изд-во мех.-мат. ф-та МГУ, 1993. С. 179.
19. Герберштейн Сигизмунд. Указ. соч. С. 185.
20. На этот факт ученые давно уже обратили внимание. См.: Glogier Z. Kwestja litewska. SPb., 1905.
21. Подробнее о территории Великого княжества Литовского и Беларуси, в частности, см.: Alexandrowicz S. Rozwouj kartofrafii Wielkiego Ksieпstwa Litewskiego od XV do polowy XVIII w. Wyd. 2., poprawione i uzupelnione. Poznanu, 1989; Id. Kartografia wojskowa Wielkiego Ksieпstwa Litewskiego do polowy XVII w. // Kartografia wojskowa krajouw strefy baltyckiej XVI–XX w. Torunu, 1996. S. 11–22.
22. Спiрыдоноу М. Беларусь на карце Вялiкага княства Лiтоускага 1613 г. // З глыбi вякоу. Мн., 1997. С. 136; Он же. Закрепощение крестьянства Беларуси (XV–XVI вв.). Мн., 1993 (карта).
23. Halеcki O. Litwa, Rusu i Zmudzu jako czeпsci skladowe Wielkiego Ksieпstwa Litewskiego. Krakouw, 1916; Wisner H. Stanu sieп! Z dziejouw tworzenia sieп Litwy // Lithuania, № 4 (13). 1994. S. 40.
24. Kosman M. Litwa pierwotna. Mity, legendy, fakty. Warszawa, 1989; Пашуто В. Т. Образование Литовского государства. М., 1959. С. 70–71.
25. Среди них хотелось бы особо отметить М. Ф. Спиридонова, автора карты Белоруссии XVI в. (см.: Спiрыдоноу М. Указ. соч.; Он же. Исторический документ — для современной серии книг (Населенные пункты Белоруссии в Переписи войска Великого княжества Литовского 1567 г.) // Навiны Беларускай акадэмii № 24 (604). 29 июня 1991. C. 1, 5; № 25 (605). С. 5; № 26 (606). 12 июля 1991 г. С. 5). О картах Беларуси более точно см. также: Казлоуg Л., Цiтоуg А. Беларусь на сямi рубяжах. Мiнск, 1993.
26. Ср.: Ермаловiч М. I. Па слядах аднаго мiфа. Мн., 1989.
27. Спиридонов М. Ф. Исторический документ… № 26. С. 5. Ср. о «Руси» в районе Полоцка в XIV в.: Лыч Л., Навiцкi У. Гicторыя культуры Беларусi. Мн., 1996. С. 38.
28. Насевiч В., Спiридоноуg М. «Русь» у складзе Вялiкага княства Лiтоуgскага у XVI ст. // З глыбi вякоу. Наш край: Гiсторычно-культаралаг. зб. Вып. 1. Мн., 1996. С. 4–27.
29. Спиридонов М. Ф. «Литва» и «Русь» в Беларуси XVI в. Карта // Наш радавод. Матэрыялы мiжнарод. навук. канф. «Гiстарычная памяць народауg Вялiкага княства Лiтоуgскага i Беларусi XIII–XX ст.» (Гродна, 3–5 лiпеня 1996). Кн. 7. Гродна, 1996, С. 206–211.
30. Bardach J. Studia z ustroju i prawa Wielkiego ksieпstwa Litewskiego XIV–XVII w. Warszawa, 1970; Id. O dawnej i niedawnej Litwie. Poznanu, 1988.
31. Lowmianuski H. Studia nad dziejami Wielkiego ksieпstwa Litewskiego. Poznanu, 1983.
32. Любавский М. К. Областное деление и местное самоуправление Литовско-Русского государства ко времени издания Первого Литовского статута: Исторические очерки. М., 1892. Приложение: Политическая карта Литовско-Русского государства конца XV и начала XVI в.
33. Ochmanuski J. Historia Litwy. Wyd. 2. Wroclaw, Warszawa, Krakouw, Gdanusk, Lodzu, 1982.
34. Пашуто В. Т. Указ. соч.
35. Пичета В. И. Белоруссия и Литва XV–XVI вв. (исследования по истории социально-экономического, политического и культурного развития). М., 1961.
36. Улащик Н. Н. Белорусско-литовское летописание // Вопросы истории. 1984. № 12. С. 63–72; Он же. Очерки по археографии и источниковедению истории Белоруссии феодального периода. М., 1973.
37. Александров Д. Н., Володихин Д. М. Борьба за Полоцк между Литвой и Русью в XII–XVI веках. М., 1994; Полоцкие грамоты XIII — начала XVI вв. Вып. 1–6. М., 1977–1989.
38. Хорошкевич А. Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV — начала XVI вв. М., 1980; Михайловская Л. Л. Белоруссия и Литва конца XIV — первой трети XVI в. (по материалам хроники Б. Ваповского). Минск, 1981; Кром М. М. Меж Русью и Литвой. Западнорусские земли в системе русско-литовских отношений конца XV — первой трети XVI в. М., 1995.
39. Батура Р. К., Пашуто В. Т. Культура Великого княжества Литовского // Вопросы истории. 1977. № 4. О старобелорусском и его отличиях от русского см. подробнее: Карский Е. Ф. Белорусы. Введение в изучение языка и народной словесности. Вильна, 1904; Янкоуgсki Ф. Гiстарычна граматыка беларускай мовы. Мн., 1983. С. 21–38.
40. ПСР Л. Т. 32, 35. М., 1975, 1980. Подг. Н. Н. Улащик.
41. Горанин Д. Киевская летопись XII в. в польской историографии // Вопросы истории. 1974. № 9. С. 187–193; Творогов О. В. Повесть временных лет // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1. (XI — первая половина XV в.). Л., 1987; Лихачева О. П. Летопись Ипатьевская // Там же. С. 235–241. Здесь же литература вопроса.
42. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Империя. С. 81 и др.
43. Лурье Я. С. Две истории Руси 15 века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. СПб., 1994.
44. Тут Герберштейн опять ошибается. В г. Рязани А. И. Цепков переиздает летописи, в г. Москве — А. Д. Кошелев, совсем недавно И. А. Тихонюк в издательстве «Археографический центр» опубликовал два тома, правда, от этого его издательство и прогорело.
45. Герберштейн Сигизмунд. Указ. соч. С. 372–373.
46. В Турции гуманисты (Ульрих фон Гуттен, Т. Кампанелла, Ж. Боден, М. Лютер) видели, правда, по-разному, образец для подражания (Егоров Д. Идея «турецкой реформации» в XVI в. // Русская мысль. 1907. № 7. С. 1–14; Schwoebel R. The Shadow of the Crescent. The Renaissance Image of the Turk (1453–1517). Nieuwkoop, 1967; Coles P. The Ottoman Impact on Europe. L., 1968).
47. Фоменко А. Т. Критика традиционной хронологии.
48. На этот раз гуманист С. Герберштейн, возможно, ошибается, так как верит в исторический прогресс. Однако сейчас существует теория, что средние века продолжались до XIX в. (Le Goff J. Pour un autre Moyen Aвge. Temps, travail et culture en Occident. Paris, 1977. P. 339).
________________________________________
↑ к оглавлению Создатель проекта: Городецкий М. Л.

SEMA.RU > XPOHOC > ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ > ДОКУМЕНТЫ XVII ВЕКА >

Сигизмунд III
1612 г. ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
На первую страницу
НОВОСТИ ДОМЕНА
ГОСТЕВАЯ КНИГА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА
СИГИЗМУНД III
ИНСТРУКЦИЯ
Благородному
САМУИЛУ ГРУШЕЦКОМУ,
СЕКРЕТАРЮ ЕГО КОРОЛЕВСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА,
Посланнику при Светлейшем Короле Государства Испанского и обеих Индий,
ДАННАЯ В ВАРШАВЕ, В 10-Й ДЕНЬ АПРЕЛЯ МЕСЯЦА, 1612 Г.
________________________________________
ПРЕДИСЛОВИЕ
В одной из книг Коронной Метрики, хранящейся в Московском Главном Apхиве Министерства Иностр. Дел под No XXVIII (Рукопись эта скорописная, XVII века, на Латинском и Польском языках, на 400 листах. Переплет современный, в пергамене, на корне коего видна следующая старинная надпись: Scripta de publicis negotiis Nо 6; на верхней доске красным карандашом выставлен Nо 29.
На форисе перед книгою следующая новая помета: Publica Negotia; пониже: Instrukcye Poslom, tudziez` Listy do roz’nych osob od 1596; внизу No 4, а внизу следующего листа No 9.
На первом листе, в вычурной заставке, сделанной от руки, находится cледующее, современное, заглавие книги: Scripta de publicis Negotiis, tam externis, quam internis, Cancellariatu reverendissimi in Christo Patris, D. Laurentii, Episcopi Vladislaviensis et Pom. Regni Cancellarii, ab Anno MDCVIIII ad Annum MDCXII. Здесь писаны акты пo сношениям Польши с Бранденбургом, Даниею, Пpyccиею, Римом, Венгриею, Богемиею, Молдавиею, и другими Державами, с 1608 по 1612 год), находится несколько грамот и инструкций Короля Польского, Сигизмунда III, принадлежащих к 1612-му году, столь замечательному и памятному в нашей истории. Между ними, в последнем отношении, отличается в особенности своим интересом инструкция, данная Королем 16-го Апреля Секретарю его, Самуилу Грушецкому, при отправлении его посланником к Испанскому Королю, Филиппу III, которую мы и предлагаем здесь читателям. Конечно, всякий, кто познакомится с этой инструкцией, согласится с нами, что она вообще, по излагаемым в ней фактам, заслуживает полное внимание, и потому мы считаем долгом указать преимущественно только на те выражения, которые, сквозь оболочку пышной речи, предписываемой посланнику Сигизмундом касательно побед его в [II] Poccии, обнаруживают, однако, весьма ясно, с одной стороны, подлинные отношения Поляков к Лжедмитрию, а с другой настоящее состояние, в каком они находились в то самое время, когда пиcана инструкция. Здесь Король сознается, что Поляки помогали Лжедимитрию, будучи, впрочем, уверены в незаконности его действий и требований; сознается, что его завоевания в Московии не имеют прочного успеха, и, в заключение, под влиянием страха, внушаемого ему и Русскими и Турками, обращается к Испанскому Королю с просьбою о присылке ему денежного вспоможения, «для поддержания Христианства.» Вот, без всякого сомнения, факты, по многим отношениям весьма любопытные и замечательные!
Печатаемая нами инструкция, как в переводе, так и в подлиннике, на Латинском языке, передается со всею возможною точностию; но в отношении к последнему мы должны еще заметить, что в словах, писанных сокращенно, сделаны необходимыя дополнения, для облегчения читателей, знаки же препинания разставлены по соображению смысла.
Д. Ч. К. М. Оболенский.
________________________________________
ИНСТРУКЦИЯ САМУИЛУ ГРУШЕЦКОМУ
Посланннк наш, после прибытия своего к Светлейшему Королю Испанскому, изъявив приветствие и засвидетельствовав нашу любовь и уважение к Светлейшему Католическому Величеству в приличных сему делу словах, принесет поздравление его Величеству с добрым здравием, полным успехом в делах, мирным правлением пространнейшими Государствами и, отдав нашу грамоту, имеет произнести следующее:
Всякий, даже посредственного ума человек, понимает, что дружбою и союзом Государей, которым Верховный Владетель мира назначил быть правителями народов, поддерживаются все дела человеческие, со храняется общественный мир и спокойствие.
Так как дружба сия между предками его Королевского Величества, Всемилостивейшего моего Государя, и Августейшим Австрийским Домом, равно как покойными Католическими Королями Испанскими и Индийскими, предшественниками Вашего Величества, всегда была теснейшая и притом освящена и утверждена многими родственными связями, то не напрасно его Королевское Величество всегда считал нужным стараться о том, чтоб ее сохранять и поддерживать новыми услугами. Но как права дружбы требуют, чтобы те, которые взаимно соединены ею, считали для себя общими счастие и несчастие, то и его Королевскому Величеству весьма приятно было то благорасположение Вашего Величества, которое Вы изъявили чрез посланника Вашего, знатного сановника, Авраама Барона Донавского, поздравляя с благополучным возвращением по успешном окончании дел в Московии и с одержанными там победами. Его Королевское Величество признает, что ни чрезмерная отдаленность, ни разнообразие забот, которые обременяют Ваше Величество при управлении столь многими Государствами и областями, не могли воспрепятствовать изъявлению отменной любви и преданности к его Королевскому Величеству, Государю моему. Он принимает это за вожделенный плод дружбы и считает за величайшее одолжение. В свою очередь, Его Королевское Величество удручен тягчайшею скорбию по причине смерти Светлейшей и всякой памяти достойной Королевы Испанской, супруги Вашего Величества. Он душевно сетует, что преждевременный рок похитил Государыню, соединенную с ним теснейшими узами крови, не только у Вашего Величества и любезнейших детей Ваших, но и у всех, в родстве с нею находившихся, а равно и Ваше Величество, любезнейшего его брата и родственника поразил неожиданною скорбию и горестию. Но он не сомневается [2], что Светлейшая Королева, окончив сию бренную жизнь, в вечном блаженстве наслаждается плодами своей непорочности и благочестия. Мы же должны благоразумно переносить потерю тех, которые, хотя не пользовались долголетнею жизнию, однако памятью о своих добродетелях живут и здесь в потомстве, и, что еще более желательно, наследовали вечную славу. Сверх того, Ваше Величество имеете прекрасное утешение в скорби, общих ваших детей, как драгоценнейший залог и вожделенный плод столь славного супружества; самое присутствие их и известные и подающие большую надежду дарования могут быть достаточны, чтобы уничтожить всякую печаль. Противиться Божией воле запрещает Христианское благочестие, а Он столь милосерд, что как скоро наносить какую-либо рану, то исцеляет тотчас недуг и еще усугубляет счастие. И так, мой Светлейший Король молит от всего сердца, чтобы Он вознаградил семейную утрату благополучным окончанием всех дел и даровал бы Вашему Величеству спокойное и мирное состояние Государству, увеличение славы, а наконец продолжительное и крепкое здравие. И сего не только желает и просит от Бога Его Королевское Величество, Государь мой, но и сам так расположен, что, для охранения или умножения славы и счастия Вашего Величества, готов охотно, ежели то нужно будет, употребить все свои силы. Так много, по его мнению, зависит спокойствие и безопасность Христианских Государств от благополучия Вашего Величества. Не стану тратить много слов, выражая величайшую любовь Его Королевского Величества к Вашему Величеству, ибо по самым узам родства легко уже судить, какое благорасположение имеет Его Королевское Величество к Вашему Величеству, и какого желает Вам счастия. Я оканчиваю свою речь, чтобы не быть в тягость Вашему Величеству; что же касается до прочих повелений, данных мне Светлейшим моим Государем, я выскажу их тогда, когда получу приказание от Вашего Величества.
Потом, получив позволение на частную аудиенцию, будет говорить о делах, относящихся до Московии, о причинах предпринятой с нею войны и об успехе оной следующим образом:
Желание Его Королевского Величества, Короля Польского н Шведского, Государя моего Всемилостивейшего, когда он предпринимал тяжкую, и затруднительную и всем Христианским Державам полезную, для безопасности же его владений необходимую, войну с Московиею, было таково, чтобы, прежде всего, дать знать об этом и сообщить намерение свое Вашему Величеству, как ближайшему по родству Монарху. Хотя ему известно было, что Ваше Величество весьма удалены от тех стран, и потому, кажется, малое имеют отношение к Государствам Вашего Величества дела, происходящия на Севере Христианского мира, однако, поелику владения Вашего Величества так обширны, что не может произойти переворота ни в одном Европейском Государстве и вообще какой либо перемены в Европе без отношения к Государствам Вашего Величества, а дело, предпринятое Его Королевским Величеством, первою и главнейшею целью имеет распространение Католической Веры, посредством которой блаженной памяти предки Вашего Величества навеки [3] прославили свое имя, и славу сию, по праву наследства, передали Вашему Величеству, то Его Королевское Величество не хотел скрывать от Вашего Величества свое намерение и решение, ибо он знал, что Ваше Величество, по примеру в Бозе почивающих предков, на сие дело употребляете все заботы и все помышления свои, и не сомневался, что и настоящие его предприятия, происходящие из того же духа, Ваше Величество весьма одобрите. Его Королевское Величество сделал бы это гораздо прежде, если бы двухгодовая его экспедиция, а по возвращении многотрудные занятия делами Государственными не воспрепятствовали в сем Его Королевскому Величеству. Равным образом он думал, что ни с Его, ни с Вашего Величества достоинством несообразно сообщить Вашему Величеству что либо сомнительное о таких делах, которые, при перемене счастия, склонялись то на ту, то на другую сторону. Теперь же, поелику, по Божией милости, сделан огромный успех, внесено оружие в самые недра Московии, открыт свободный доступ для действий, свержены и покорены Самозванцы и незаконные хищники этого Государства, и дело пришло в такое состояние, что нужно поощрять начинания Его Королевского Величества и продолжать войну с большими силами, он счел за нужное искренно открыть Вашему Величеству, чего он ожидал с самого начала и какое его настоящее намерение, равным образом, по какому праву и по каким причинам он внес оружие в эти страны, для того, чтобы Ваше Величество, рассмотрев справедливость дела, тем с большею охотою благоприятствовали лучшим стараниям Его Королевского Величества и не захотели бы оставить без пособия в общем деле Государя, Вам самого близкого, защищающего и распространяющего Христианство. Эти обширнейшие Северные страны, хотя населены народами, родственными Полякам по языку и происхождению и называющимися Христианами, но, не смотря на то, или по суровости климата., или по воле их Государей, которые ни о чем больше не заботились, лишь бы безнаказанно пользоваться деспотизмом, всегда были весьма чужды образованности и кротости нравов. Люди зверские и невежественные, напитанные Греческою Верою, или, лучше сказать, суеверием, которую они устами и делами исповедуют, и в соблюдении своих договоров сохраняют ту же Греческую Веру! Они-то с предками Его Королевского Величества, Королями Польскими, за шесть сот лет назад и более, когда не имели другого названия, кроме Руссов, вели тяжкие и продолжительные войны, и будучи часто побеждаемы и разбиваемы, никогда не могли примириться, ибо этот народ, преданный расколу, преследовал Латинцев (так они называют Католиков) по какой-то врожденной ненависти; и хотя их Государи соединены были многими родственными союзами с Королями Польскими, а блаженной памяти Ягайло, родившийся от Русской матери, женился также на Русской, единственной дочери Князя, и от нее произошло то поколение, которое впоследствии распространило дом Ягайлов, не смотря на то, когда он, по праву наследства, искал для своих потомков этого Государства, они не могли удержаться в пределах долга; да и еще в то самое время из [4] темных начал возникшее Московское Государство, когда люди того же происхождения переходили в подданство нового Государя, вскоре так возрасло, что весь Христианский мир удивился, и даже устрашились Магометане, и долгое время было тягостно для соседних народов, особенно же для Королевства Польского; однако, после того как едва двести лет владели Государи той крови, которые основали Московское Государство, по безпечности Феодора, который на нашей памяти царствовал последний, владение перешло к Годопу (т.е. Годунову), частному человеку. Но поелику сей последний не умел пользоваться столь великим счастием, то в следствие пустого страха, что будто бы ожил Димитрий, которого он тайно умертвил в царствование Феодора, был свергнут с престола и оставил осиротевшее Государство. Ибо и тот, который под ложным именем Димитрия, с помощию Польских войск, вторгнулся в Государство, был убит через несколько месяцев, самими Москвитянами, наскучившими таким обманом. В это время в Московии находилось немалое число Поляков, которые пришли туда, прельщенные обещаниями Лжедимитрия отчасти для того, чтобы оказать ему воинское пособие, а отчасти, чтобы проводить к нему для почести невесту его, дочь одного Сенатора, мужа известного в Королевстве Польском, и, по видимому, не мало могли способствовать занятию престола. Да и были справедливыя и законныя причины предпринять войну, ибо Москвитяне, убив означенного Димитрия, взяли под стражу также послов, отправленных к ним по общему обычаю, и оскорбили весьма многих знатных и известных людей, по должности к ним прибывших. Но когда, по избранию народа, некто Шуйский, бывший сам Княжеского происхождения, провозглашен Государем, то Его Королевское Величество решился с ним иметь дело и, по праву народному, требовать возмездия за обиды и решительного удовлетворения. Когда это сделал Его Королевское Величество, отправив своих послов, то сей безрассудный человек, надеясь на помощь некоторых соседних еретических Государей, с которыми имел совещания, чуть не заключил этих послов в оковы, по крайней мере продержал их более года, и отпустил только тогда, когда увидел, что против него готовится война. Эту войну Его Королевское Величество, Государь мой Всемилостивейший, признал необходимою для того, во первых, чтобы отмстить недавния обиды и нарушение народного права, далее, чтобы утвердить оружием древнее право Королевства и наследие предков своих, отрасли Ягайловой, и чтобы возвратить области, отнятыя силою и похищенныя обманом Князей Московских; эти причины могут быть названы частными, а та общею, относящеюся до всего Христианства. Светлейший Государь видел, что, с одной стороны, Турки и Татары, а с другой некоторые еретические Государи, и те и другие враждебные Католическому имени, угрожают еще не окрепнувшему и, так сказать, беззащитному Государству. В войске Шуйского находилось несколько тысяч Татар, десять или более тысяч еретиков, Галлов, Голландцев и Британцев, да около тысячи конницы и пехоты было в [5] вспомогательном войске, собранном теми, которые замышляли войти сюда и, составив заговор против Его Королевского Величества и Королевства Польского, с варварами, которыми обильна эта Северная страна, хотели истребить Католическую Веру и положить основание еретическому Государству, дав ему титул Царства, который Москвитяне давно уже себе присваивают. Его Королевское Величество, в намерении противустать им, и по приглашению некоторых первенствующих мужей Московских, наскучивших войнами и деспотизмом Шуйского, предпринял эту войну и, приведя свое войско к Смоленску, крепости, принадлежавшей некогда Польше, отличающейся величиною и очень хорошо укрепленной природою и искусством, в которой было защитников, как известно, не менее шестидесяти тысяч, кроме того довольно съестных припасов и всего, что нужно для войны, осадил его. Хотя сначала дело шло не по желанию Его Королевского Величества и осада Смоленска казалась трудною, однако, по безпредельному милосердию Божию, твердостию Его Королевского Величества и крепостию воинов, побеждено упорство неприятеля, и не только Смоленск взят был силою, но и разбито, в замечательном сражении, многочисленнейшее войско, состоявшее из людей такого рода, о коих я сказал выше, и из сорока тысяч отборных Москвитян, которое Шуйский отправил с братом своим, Шуйским, чтобы освободить от осады Смоленск и внести оружие в Польшу. Войско это было разбито одною половиною Королевского войска, а другою командовал Станислав Жолкевский. Шуйский побежден и лишен престола, даже крепость и столица Московии занята Королевскими гарнизонами, война внесена в самые недра обширнейшего Государства, и те, которые упорно отвергали власть Его Королевского Величества, по большей части усмирены, вспомогательные же войска, прнсланные еретиками, побеждены и выгнаны. Но в то время, как Его Королевское Величество подвигает вперед столь многотрудное дело с счастливым успехом и с большими усилиями, безпрестанно появляются новые препятствия, которыя задерживают стремление Его Величества. Во первых, сами Москвитяне, еще не сокрушенные столь многими поражениями и, при чрезвычайном изобилии людей, готовые к возмущению, воспротивляются всеми силами и, привыкши к обманщикам и вероломству, возобновляют войны за войнами, что весьма не трудно сделать в Государстве, столь обширном и при столь дальнем друг от друга расстоянии областей. Далее, Турки, которые знают, что Его Королевское Величество сделается для них страшен, приобретя это огромное Государство, и, кроме того, еретики, которым также, как и Туркам, очень подозрителен и страшен союз Его Королевского Величества с Вашим Католическим Величеством и Августейшим Австрийским Домом, употребляют все усилия, чтобы замедлить исполнение намерений Его Величества. Не довольно было Туркам, что они в предыдущие годы частыми набегами Татар безпокоили пределы Государства; они и теперь, заключив на самых невыгодных условиях (как носился слух, когда я разставался с Его Королевским Величеством) мир с Персидским Царем, чтобы найти случай начать войну против Его Королевского [6] Величества, выгнали Палатина Молдавского, Государя, зависевшего от Его Королевского Величества, и поставили на его место другого; кроме того Батория, Князя Трансильванского, сумасбродного, вероломно оставившего Католическую Веру, соглашающегося на убеждения Турков, снабдили своею помощью, обезпечив притом деньгами человека, готового на всякое злодейство, и впустив во владения нашего Государя, чтобы отвлечь его от начатого дела или, по крайней мере, задержать. И так Его Королевское Величество, угнетенный отовсюду столь тяжкою войною и, так сказать, связанный злоумышлениями врагов Католицизма, переносит свои заботы и беспокойство к Вашему Католическому Величеству, как ближайшему своему другу, полагает их пред Вашим Величеством и заблаговременно возвещает, что если (да избавить от этого Бог!) какое-нибудь неблагоприятное обстоятельство воспрепятствует его стараниям, то дело Христианское будет находиться в величайшей опасности, проникнут чрез эти Северные пустыни варварские народы, а с ними будут в заговоре заклятые враги Католицизма, с которыми они уже имеют тайные совещания, и подвергнут величайшей опасности Католиков. Турки хорошо знают, как удобно для Московии снарядить флот и покрыть океан кораблями; знают, что из нее открыты в океан гавани, наполненные всякого рода товарами; что не было доселе у Московитян способных вождей и наставников, как действовать на суши и на море; в таком народе, который по многолюдству неисчислим, между тем как весьма многие Христианские Государи, имеющие другой образ мыслей на счет Христианской Веры, не только допускают ниспровержение Христианского общества, но даже почти тому помогают или, по крайней мере, смотрят на это сквозь пальцы. Его Королевское Величество, не в следствие пустых подозрений, но по собственному опыту, извещает Ваше Величество, что таково убеждение означенного неприятеля, и что он именно этого хочет достигнуть, и потому торжественно обещает, если бы, по изволению Божию, нужно было даже пожертвовать жизнию, и в таком случае не оставить своего долга, но оказать себя достойным своих предков. Преимущественно же, так как он знает, что Ваше Величество имеете наиболее силы к охранению Христианства, то охотно, переговорив о том с Вашим Величеством, готов предпринять то, на что будет общее согласие. Он совершенно убежден, что Ваше Величество, как Государь, самый близкий ему по родству и поддерживающий общее дело, не оставите его, но, с равным сочувствием и согласием, приступите к распространению и защищению Христианства в этих отдаленных странах, и прогоните его противников; тогда далеко распространится слава Божия и стяжают безсмертие слава и достоинство Ваших Величеств. Есть у Его Королевского Величества, Государя моего, достаточные силы, есть опытное войско в Московии, и готовы уже резервные войска; но главного, что нужно к поддержанию войны, несколько недостает, потому что вот уже более трех лет, как он содержит многочисленное войско, а Королевство не мало потерпело от внутренних мятежей прошедшего времени, и собственная казна Его Величества уменьшилась и почти совершенно истощилась. Это обстоятельство весьма затрудняет предпринятое [7] дело и не позволяет так быстро привести к желаемому концу, как требует того польза Христианского общества. Его Величество знает, что и Ваше Королевское Величество потребляете огромную сумму денег на содержание охранного войска столь многих Государств, и никогда не хочет просить ничего у Вашего Величества, что было бы для Вас тягостно или беспокойно; однако, по этой взаимной дружелюбной доверчивости, какая существует между Вашими Величествами, почел долгом не скрывать от Вас, в каком состоянии находятся дела Московские и что задерживает счастливое окончание этой войны. Ваше Королевское Величество, питая великое благоговение к Католической Вере и по благорасположению Вашему к Его Королевскому Величеству, сами рассмотрите, в состояниии ли Вы оказать какую-нибудь благовременную и необходимую помощь не только Его Королевскому Величеству, но и общему делу Христианскому. Все сие Светлейший Король мой отдает на произвол Вашего Королевского Величества. Если же что-либо в этом роде Ваше Величество сделаете без ущерба для себя, то не только он сам и его потомки, связанные узами крови с детьми Вашего Величества, но и все Христианское общество весьма много будет обязано Вашему Величеству и Вы приобретете себе вечное имя за утверждение Христианства.
Неаполитанские наши дела, согласно инструкции, данной Неаполитанскому нашему послу, которую мы его же обязали переписать ему в своем письме с означением, чего должно требовать, посланник предложит от нашего имени как Светлейшему Королю Испанскому, так и чнновннкам Его Величества, и какие рескрипты нужно будет выпросить, постарается получить и переслать их к послу нашему в Неаполь.
________________________________________
Примечания:
Филипп III (1578–1621), сын Филиппа II, родился в Мадриде 14 апреля 1578, взошел на трон после смерти отца в 1598. Фанатически набожный, Филипп оказался слабым и незадачливым правителем, возложившим ведение государственных дел на своих фаворитов: герцога Лерму, а затем герцога Уседу, сына Лермы. В 1609 Филипп был вынужден признать де-факто независимость нидерландских Северных провинций; в том же году он изгнал из Испании последних морисков (христиан мавританского происхождения), что отрицательно сказалось на экономике страны. Умер Филипп III в Мадриде 31 марта 1621.
________________________________________
Оригинал текста находится в Библиотеке сайта XIII век – http://www.thietmar.narod.ru и на сайте Восточная литература – http://vostlit.narod.ru/
(пер. М. А. Оболенского)
Текст воспроизведен по изданию: Инструкция Самуилу Грушецкому // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. № 3. М. 1847
© текст – Оболенский М. А. 1847
© сетевая версия – Тhietmar. 2004
© OCR – Козырев В. Н. 2004
© ЧОИДР. 1847
________________________________________
Здесь читайте:
Сигизмунд III Ваза (1566-1632), король Польши, король Швеции
Династия Ваза (генеалогическая таблица)
Польша (хронологическая таблица)
Исторические лица Польши (биографические материалы)
Дневник похода Сигизмунда III в Россию (документ)
Лжедмитрий II («Тушинский вор»)
Карты:
Польша в XVI-XVII вв.

Запись опубликована в рубрике История отношений между Россией и Польшей, История Сиги. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.