Мои стихи

Цель жизни для меня всегда проста-
Богатство Духа и родных блаженство,
Достичь физического совершенства
И чтоб во всём была нравственная чистота!

..В 1164 году во время похода князя Андрея Боголюбского на Волжскую Булгарию погиб его любимый сын, молодой князь Изяслав. В память о сыне, на приречном лугу, князь Андрей заложил храм. Вот уже более девяти столетий над разливами Нерли и Клязьмы, нарушая все известные законы природы, преодолевая саму тяжесть камня, взлетает к небу, ввысь, ослепительно белоснежная свеча храма. Победа духа над материей, торжество нашей любви над разлукой, прорыв через зияющую пропасть двух миров туда, в вечность, к Богу. Храм Покрова на Нерли, шедевр мирового зодчества.
Сама по себе смерть всегда бессмысленна, неважно, XII это век, или XXI. Но, если наша любовь к ушедшему сильна, если она сильнее, чем наша жалость к себе, то рано или поздно наступает момент, когда мы уже не думаем о своей боли, своей осиротелости, своем одиночестве.
Мы начинаем думать об ушедшем.
И тогда наша любовь к тому, кто уже за гранью законов этого мира, во всей своей полноте может выразить себя только в одном – в молитве к Богу за него.
И вот если это произошло, неважно в чем это выразилось – в том, что мы построили храм, или в том, что просто поставили свечку за усопшего в этом храме, – кому что по силам, то тогда эта смерть обретает смысл.
Более того, Надежда, оказывается, что эта смерть может наполнить иным, новым, более глубоким смыслом жизнь тех, кто здесь остался.
«Не говори, что нет спасения…»
И еще. Надежда, Вы писали свое письмо ночью, а ночь, давно замечено, не самая подходящая утешительница. Недаром в молитвах «на сон грядущим» так часто повторяется наша просьба к Господу о том, чтобы Он послал нам «Ангела мирна, хранителя и наставника души и телу», чтобы тот избавил нас «от враг наших». То есть мы уже с вечера, заранее, просим у Бога защиты «от страха ночного».
Аполлон Николаевич Майков, потомок русского святого Нила Сорского, автор одного из лучших поэтических переводов «Слова о полку Игореве», выдающийся христианский поэт послепушкинского периода незаслуженно забытый нами, тоже, кстати, переживший потерю сына, в 1878 году написал такие строки:
Не говори, что нет спасенья
Что ты в печалях изнемог:
Чем ночь темней, тем ярче звезды,
Чем глубже скорбь, тем ближе Бог…

 

 

  Над Славянском тучи ходят хмуро.

                  1938год.

Слова песни "На границе тучи ходят хмуро":

На границе тучи ходят хмуро,
Край суровый тишиной объят.
У высоких берегов Амура
Часовые Родины стоят.
У высоких берегов Амура

Часовые Родины стоят.
Там врагу заслон поставлен прочный,
Там стоит, отважен и силен,
У границ земли дальневосточной
Броневой ударный батальон.
У границ земли дальневосточной
Броневой ударный батальон.

Там живут - и песня в том порука
Нерушимой, крепкою семьей
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой.
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой.

На траву легла роса густая,
Полегли туманы, широки.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.

Но разведка доложила точно:
И пошел, командою взметен,
По родной земле дальневосточной
Броневой ударный батальон.
По родной земле дальневосточной
Броневой ударный батальон.

Мчались танки, ветер подымая,
Наступала грозная броня.
И летели наземь самураи,
Под напором стали и огня.
И летели наземь самураи,
Под напором стали и огня.

И добили - песня в том порука -
Всех врагов в атаке огневой
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой!
Три танкиста - три веселых друга
Экипаж машины боевой!

___

                  2014 год.

Над Славянском тучи ходят хмуро.


Над Славянском тучи ходят хмуро
Край донецкий пламенем объят
Допустили к власти самодура
Разве можно в Родину стрелять.
Допустили к власти самодура
Разве можно в Родину стрелять.

С вами братья Харьков и Одесса
Запорожье и Кировоград
Ради подлых чьих-то интересов
Не пойдёт с ножом на брата брат
Ради подлых чьих-то интересов
Не пойдёт с войной на брата брат.

Вашингтон даёт ВОРАМ приказы
Убивать старушек и детей
Ты солдат не слушайся заразы
Хватит нашей Родине смертей
Ты солдат не слушал бы заразы
Хватит нашей Родине смертей.

Пусть во Львове царствует бандера
Киевлян в обиду не дадим
Вы стреляли в Харьковского мера
Но большой Народ не победим
Вы стреляли в Харьковского мера
Но большой Народ не победим.

За Славянск придётся вам ответить
За Одессу встанет вся страна
Новый год в тюрьме придётся встретить
Вам уже объявлена война
Новый год в тюрьме придётся встретить
Вам уже объявлена война.

коломойский, парошеко с юлей.
Это наша общая беда
На майдане Киев обманули
Вам восток не верит господа.
На майдане Киев обманули
Вам восток не верит господа.

*******

 

 

Прости нас Победа, за то что молчали,
Когда от знамён нас своих отлучали.
Прости, что сведомые слуги народа
Прислугою стали не русского рода…
…За пляски в Одессе нацистских уродов,
За кровь городов, за развалы заводов…

Данные стихи пришли в редакцию после празднования Дня Победы 2013 года от Сергей Дидяева. Конечно - не цензурное, конечно - эмоциональное, не литературное, но такое меткое, по народному образно и понятно каждому – правдиво как есть, – мы стали забывать, что обязаны именно Победе и тем, кто добывал её в сражениях, в тылу, кто не щадил себя во имя нас, живущих ныне и потерявших стыд и совесть, продавших свою Родину за тридцать серебряников. Так что читайте – это про нас.
 *     *     *
Прости нас, Победа, за то кем мы стали,
За то, что не слышно в сердцах звона стали,
Что сдали в ломбард своих дедов медали,
И порем блядей на твоем пьедестале.
Всё, что не предали, давно распродали,
А что не продали, то даром отдали,
Пропили, проели, просрали, проссали.
И с пеной в хлебале, кричим – Наебали!
Прости нас, Победа, за то, что молчали,
Когда суки в уши дерьмо нам качали,
А мы, от восторга кончая, кричали,
Не чуя и чая, что спим с палачами.
Прости за хуёв - холуёв с мавзолея,
Те, что охуели, такой хуй имея,
И что мы хуячим, хуям тем внимая,
На шашлыках все Девятого Мая.
Прости, что твои принимают парады
Продажные гады, чины – казнокрады,
И лижут им зады артисты эстрады,
На сиси и писи цепляя награды.
Прости за хот-доги, прости за биг-маки,
Что раком поставили сраки не в драке
Под натовский фак, разведя ягодицы,
Чтоб легче очко разорвали границы.
Прости, что с пеленок не имем мы срама,
Что в моде лишь грязных пиздёнок реклама.
Прости, что уже не взираем мы косо
На марш неглиже голубых членососов.
За грязь городов, за развалы заводов,
Воров – мусоров, депутатов – уродов,
За желтую прессу, лжи, фальши завесу,
Бесовского доллара черную мессу.
За веру в безверье, безбожья раздолье,
За то, что закон стал давно беззаконьем.
И то, что веками для нас было свято,
Разнято, разъято, размято, распято.
Прости нас, Победа за плач ветеранов
В домах престарелых на коечках сраных,
Что просят, у Господа, смерть словно милость,
Но Он позабыл видно про справедливость.
Прости за солдат, спящих в братской могиле,
Что встав под набат, Русь сердцами закрыли,
Навеки застыв в обелисках гранита … ,
Чей подвиг забыт и чья память пропита.
Прости нас, Победа, спаси и помилуй,
Всё вспять поверни, наделив знамя силой,
Чтоб вновь к нам вернулись величье и слава,
И Русской Империей стала держава.

 

***************

 

Свинья под Дубом
Свинья под Дубом вековым
Наелась желудей досыта, до отвала;
Наевшись, выспалась под ним;
Потом, глаза продравши, встала
И рылом подрывать у Дуба корни стала.
«Ведь это дереву вредит, —
Ей с Дубу Ворон говорит, —
Коль корни обнажишь, оно засохнуть может».
«Пусть сохнет, — говорит Свинья, —
Ничуть меня то не тревожит,
В нем проку мало вижу я;
Хоть век его не будь, ничуть не пожалею;
Лишь были б жёлуди: ведь я от них жирею». —


«Неблагодарная! — примолвил Дуб ей тут, —
Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что эти жёлуди на мне растут».

Невежда так же в ослепленье
Бранит науку и ученье
И все учёные труды,
Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

Свинья под Дубом
Свинья под Дубом вековым
Наелась желудей досыта, до отвала;
Наевшись, выспалась под ним;
Потом, глаза продравши, встала
И рылом подрывать у Дуба корни стала.
«Ведь это дереву вредит, —
Ей с Дубу Ворон говорит, —
Коль корни обнажишь, оно засохнуть может».
«Пусть сохнет, — говорит Свинья, —
Ничуть меня то не тревожит,
В нем проку мало вижу я;
Хоть век его не будь, ничуть не пожалею;
Лишь были б жёлуди: ведь я от них жирею». —


«Неблагодарная! — примолвил Дуб ей тут, —
Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что эти жёлуди на мне растут».

Невежда так же в ослепленье
Бранит великороссов,
И все их русские труды,
Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Мои стихи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.